Остальные, кто работал с Милен

Mylenovez
Mylenovez
Администраторы
подробнее
121 18 мар 2011 в 19:15
mylene20, спасибо
Цитата Mylene20:
Рисунки: Stéphane Levallois

А где рисуночки?



 
 
 

Mylene20
Mylene20
Je T'aime'щики
подробнее
122 18 мар 2011 в 20:38
Цитата Mylenovez:
А где рисуночки?

Теперь на месте *Мерси*
 
 
 

Mag
Mag
Забанен
подробнее
123 20 мар 2011 в 20:21
Натали Реймс
forums-natali_1-cUp3.jpg
Биография

Родилась в Париже 25 апреля 1959 года
Натали Реймс - дочь академика и писателя Мориса Реймса.

1977: Она поступает в Национальную Консерваторию
Драматического Искусства на улице Бланш,в класс Мишеля Фавори.
Именно в качестве актрисы она начинает свою артистическую карьеру.
Она играет в театре с 1978 года такие роли,как роль Екатерины из молодой
России в "Полярном Возлюбленном" Сержа Резвани, в постановке Жоржа Лавелли,
и многие другие роли как в театре, так и на телевидении вплоть до 1983 года.

1984: Уходит в журналистику путем сотрудничества с женским
журналом "ELLE", для которого она организует и проводит большие
интервью с известными людьми.

1986: Становится телевизионным продюсером. Сначала она
работает для канала TV6, возглавляемого Лео Шером.
Позже она работает совместно с ним над передачей "Большая редкость"
с 1987 по 1990 год на канале Antenne 2. Эту передачу, посвященную
искусству, ведут Клод Серийон и Морис Реймс.

1990: Вместе с Лео Шером она создает
Консалтинговую Организацию по Коммуникациям.

1999: Она начинает свою карьеру писателя, опубликовывая свой
первый роман "Один за (для) другого" в издательстве "Галиле";
Фолио, 2001. Эта первая книга была удостоена награды Ге Савуар.

2000: "Письмо мертвой любовницы", рассказ,
изд-во Фламмарион; Фолио, 2002.

2001: "Цветы тишины", рассказ, изд-во Фламмарион; Фолио, 2004.
Она становится со-продюсером фильма "Моя жена - актриса",
режиссера Ивана Атталь, в ролях с Шарлот Гейнзбург и
самим Иваном Атталь.

2002: "Ангел последнего часа", роман, изд-во Фламмарион; Фолио, 2005.
Она становится со-продюсером фильма "Домработница", режиссера Клода Бери,
в ролях с Жан-Пьером Бакри и Эмилией Дэкен.

2003: "Невидимый свет в моих глазах", издательство Лео Шер.
Она сопродюсирует фильм "Чувства", режиссера Ноэми Львовски,
в ролях с Жан-Пьером Бакри, Натали Бэ, Изабель Каррэ и Мельвиль Пупо.

2004: "Сон Балтуса", роман, совместное издательство Файар / Лео Шер;
Фолио, 2007.
Она сопродюсирует фильм "Они бы поженились и имели бы много детей",
режиссера Ивана Атталь, в ролях с Шарлот Гейнзбург и Иваном Атталь.

2005: "Круг Мегиддо", роман, издательство Лео Шер;
Карманная книга, 2007.

2006: "Тень других", роман, издательство Лео Шер.
Она сопродюсирует фильм "Дом счастья", режиссера Дани Буна,
в ролях с Дани Бун, Мишель Ларок и Даниелем Превост.

2007: "Личный дневник", роман, издательство Лео Шер.
Она сопродюсирует фильм "Вместе, вот и всё", режиссера Клода Берри,
в ролях с Одри Тоту, Гийомом Канне и Лораном Стокер.

2008: "Дорога чар",издательство Лео Шер.
Она сопродюсирует фильм "Добро пожаловать к Ш`тис"(Bienvenue chez les Ch’tis)
режиссера Дани Буна;и известный фильм французского кино "Кус-кус и барабулька"
режиссера Абделатифа Кешиша(премия Сезар в номинации "лучший фильм").

2009: "Клод",издательство Лео Шер.
Она сопродюсирует,а впоследствии и полностью контролирует,вплоть до выхода
на экраны,фильм"Сокровище"-последний фильм Клода Берри,скончавшегося в конце первой
недели съёмок.

2010: "Потому что это моя кровь",издательство Лео Шер.
Она создаёт свою собственную киностудию " BEREL films",и продюсирует первый фильм
Сафии Азеддин " Мой отец-приходящая домработница",с Франсуа Клюзе.


Перевод Mylenomorphosee.


Натали- третий ребёнок в семье Мориса Реймса (Maurice Rheims,1910-2003)
и Лили Крамер(Lili Krahmer,1930-1996).

Сестра Натали-Беттина Реймс (Bettina Rheims,18.12.1952г) -
известный фотограф.
В числе своих прочих,весьма своеобразных работ,она также делала фотосессии
многим звёздам музыки и кино , а также, в своё время она была
официальным фотографом бывшего президента Франции Жака Ширака.

Брат Натали-Луи Реймс(Louis Rheims,1955г) был адвокатом.
Умер в 1988 году, в возрасте 33х лет, от рака.

По материнской линии Натали является потомком легендарной
династии Ротшильдов.В одном из интервью Натали сама упоминала
свою бабушку баронессу Alix de Rothschild.


forums-natali_2-RtSJ.jpg
Кто ты, Натали Реймс?
Портрет пламенной подруги Милен



После появления имени Милен в титрах к экранизации книги "Тень Других"
Натали Реймс,мы повсюду видим писательницу вместе с певицей. Маленький
портрет этой новой Звезды.

Писательница,актриса,журналист,продюссер-Натали Реймс проявляет себя
на всех поприщах. И отныне она в новой должности: лучшей подруги Милен
Фармер. Мы больше не видим их одну без другой. На дефиле Франка Сорбье,на
концерте группы "Muse",на ярмарке FIAC (международная ярмарка современного
искусства FIAC,проходящая в Париже-прим.переводчика),на биеннале в
Венеции - только вдвоём или в сопровождении своих супругов соответственно,
Натали и Милен как два пальца одной руки. Они дарят друг другу перстни
с черепами,они даже организовывают в июне большой совместный прием, чтобы
представить друг другу своих друзей. Одним словом,они организовывают всё
официально и в большом масштабе,особенно большой важный проект,который их
объединяет: экранизация последнего романа Натали "Тень Других"
Фильм,который будет (сейчас он ещё в проекте),спродюссирован Люком Бессоном,
и сценарий к которому написан Клодом Берри (который также является
компаньоном и другом Натали). Что касается всего остального, мы об этом
ничего не знаем,стратегия хранить молчание обязывает. И это не Натали,
которая будет пояснять что бы то ни было. Всё находится в состоянии тайны,
даже секреты ее впечатляющей прически с постоянной укладкой волос как будто
застыли во времени. Но для Натали Реймс есть и жизнь до Милен Фармер.
Она родилась в Париже 25 апреля 1959 года у знаменитого,выдающегося отца -
академика Мориса Реймса; также Натали является сестрой Беттины Реймс,модного
фотографа звезд (известных личностей) - именно она (Беттина) автор
официального фотопортрета бывшего президента Франции Жака Ширака ни больше,
ни меньше!,а также автор более личных,часто скандальных работ – таких,
как из серии "I.N.R.I" 1999 года, посвященной жизни Христа, и ставшей
причиной серьёзного скандала в некоторых странах... Увлечённая миром
искусства,Натали пытается стать актрисой,и никак не меньше. Театральные
пьесы и телефильмы следуют друг за другом,и даже кино улыбается ей. Таким
образом,она снимается впоследствии легко забытом фильме Сержа Фридмана
"Муж это муж",вышедшем 15 декабря 1976 года,будучи совсем молодой и не
с такой шевелюрой. Она возвращается в очень трудную театральную школу
на улице Бланш и продолжает заниматься актёрским мастерством до 1983 года.
На следующий год она решает стать журналисткой и занимается организацией
серий больших интервью с известными людьми для журнала "Elle",который с тех
пор регулярно опубликовывает хвалебные хроники о каждом её романе. В 1986
году для нёе открывается новая карьера: она становится телепродюсером на
канале ТV6. Передача,которой она руководит, называется "Большая редкость",
и,вполне естественно,что ведёт передачу её знаменитый эрудированный отец.
Так как телевидение и продюсирование ей нравятся,она решает создать свою
собственную Организацию по Связям и Коммуникациям, и не без успеха.
Параллельно со всем этим, желание писать не покидает её. Увлечённая карьерой
актёра Шарля Денне,она решает написать его биографию. Но по мере поисков,
идея работать в жанре фантастики захватила её как обыденное желание. Таким
образом,в 1999 году на свет появляется книга "Один для другого",
полуфантастика,полуреальность,которая имела большой успех у читателей и за
которую она получила награду Ге Савуар. Сказано-сделано,итак,Натали будет
писательницей. Отныне, она радует нас новым романом каждый литературный
сезон. Так друг за другом следуют произведения "Письмо мёртвой любовницы",
"Цветы тишины", "Ангел последнего часа", "Невидимый свет в моих глазах"
(который впоследствии вдохновит Милен на написание песни "За окнами"),"Сон
Балтуса", "Круг Мегиддо" – эзотерический триллер,уничтоженный критиками,но
однако,очень хорошо распроданный,"Тень других",который не нуждается в
представлении,и "Личный дневник", вышедший в литературном сезоне 2007 года.
Какие донельзя простые и несильно помпезные названия. Большинство работ
Натали публикуется издательством Лео Шера,её наставника,в отношении
которого она признается: "хочу умереть с ним в один день".
Очарованная всем паранормальным, темы смерти, призраков,потусторонних
миров и телепокупок по заказу фигурируют в её работах наряду с внутренним
очень литературным стилем изложения. Необходимо признать,что популярность
писательницы Натали Реймс постоянно растёт,если верить очередям,которые
образуются,чтобы увидеться с ней в Книжном Салоне,или же если верить
великолепной критике,которую получил её последний роман,чью экранизацию
так уверенно ждут поклонники Милен. Тем не менее,им надо будет потерпеть
до 2008 года. Тем временем Натали пользуется этим,чтобы стать ассоциированным
кинопродюсером многочисленных французских фильмов совместно с Клодом Берри.
Иногда с небольшим успехом,как в случае с "Домохозяйкой" или "Полуденным
демоном", а иногда и с публичным успехом крупного масштаба,как в случае с
фильмом "Вместе, вот и всё", который впоследствии позволяет ей получить
награду Studio на шестом международном форуме кинематографии и литературы
в Монако в апреле 2007 года. Нет также никакого сомнения в том,что её дружба
с самой любимой во Франции певицей позволила Натали завоевать еще большую
популярность. Надеемся,что сотрудничество этих двух артисток будет таким же
комплексным (полным, сложным),страстным и прочным,как и их шевелюры (причёски).

Текст - Julien Wagner
Перевод- Tristana G.
forums-natali_3-7vMu.jpg


Мир Натали Реймс


Долгое время у меня было убеждение, что когда-нибудь одна из всех моих
девушек, появлявшихся периодически в моей жизни, напишет роман о нашей
с ней любви; я так думал особенно в отношении тех, чьи стихи о времени
проведенном вместе, которые они мне писали, были действительно талантливы
с поэтической точки зрения, настоящий дар к писательству. И однажды, уже
после моей смерти, эти записи, которые отныне находятся в безопасности,
бережно охраняемые от разрушения, будут опубликованы и публика будет
поражена их силой, оригинальностью, стилем и потрясающей красотой. Я
был бы счастлив, если бы одна из этих девушек-подростков, их всех юных
дев, которые когда-либо разделяли мою жизнь - я не говорю здесь о
любовных авантюрах, о коротких встречах, я говорю о любви продолжительной
и глубокой, о прочных связях -, опубликовала бы однажды роман, в котором
рассказала бы всё о своей страсти, об удовольствии, сложности, счастье,
а также о том, что идет изнутри, о напряжении, о ссорах, о муках ревности,
о ране от измены, о боли расставания, короче говоря об этой смеси счастья
и страдания, которая является обязательной составляющей большой любви,
объединяющей артиста моего жанра и молодую девушку умную и чувствительную.
Сегодня у меня уже нет такого убеждения и нет этой надежды. Самые
талантливые и умные из этих девушек-подростков стали обычными взрослыми
женщинами, они превратились в простых обычных людей; мучаемые стремлением
к респектабельности, они ни на секунду даже не задумываются о том, чтобы
воскресить в романе то, что мы прожили вместе. Напротив, они хотят стереть
это из своего сердца и своей памяти. Наша красивая любовь стала для них
прошлым, которое они отвергли, забыли (или делают вид, что забыли, что
в итоге к тому же и приводит). Одна из этих молодых особ, 16-летняя Ауатиф,
(мы были любовниками в течение одного года) написала неплохое произведение
о нашей тайной и страстной любви, и хотела напечатать его, она представила
свою работу на конкурсе лицейских сочинений; но это произведение не было
выбрано (то жюри было жюри придурков, т.к. ее работа была великолепной)
и так и осталось неизданным и если бы не я, который, слава Богу, бережно
сохранил рукописный текст; я не уверен, что она - его автор, когда позже
через несколько лет бросила меня, не уничтожила бы его тогда.
Конечно, писатель, это я. Это на мне, а не на них, лежит груз
ответственности быть писарем (переписчиком) нашей любви. Пикассо рисовал
своих жен и любовниц, иногда одетыми, а чаще обнаженными, но ни одной
из них не пришло в голову нарисовать самого Пикассо. Однако, это доставило
бы мне удовольствие, если бы одна из моих возлюбленных, или бывших
возлюбленных, сказала мне однажды: «Не мог ты мне сделать копии моих
писем (записей)? Они мне нужны, чтобы написать кое-что о нас». На самом
деле, одна из них, Франческа, просила их у меня, и так как я об этом
рассказываю в томе, уже появившемся в моем личном дневнике, я выполнил ее
просьбу; но Франческа решительно ничего из этого не написала и сегодня,
будучи замужем за буржуа, который является полным антиподом «скандального»
поэта (как говорят журналисты), каков я есть, она ни во что не ставит нашу
любовь, как свой первый детский костюм, она стала на годы светом страсти,
которая в свое время вдохновила меня на создание «Пьяный от испорченного
вина».
Тем не менее архангел Гавриил заботится обо мне. Вот почему он захотел
подарить мне утешение (вознаграждение) по случаю начала литературного
сезона. Этим бальзамом на раны моей души стал «Личный Дневник», новый
роман Натали Реймс, который только что вышел в издательстве Лео Шера.
Натали, я знал её с того времени, как она была подростком. Недавно, мы
были вместе приглашены на телевизионную передачу Тьерри Ардессона. Он
спросил нас, было ли между нами, когда Натали было 17 лет и она занималась
на курсах драматического искусства под руководством моего друга Жана
Перимони… Короче, вы поняли о чем речь. Мы не хотели разочаровывать этого
милого Тьерри, и наш ответ приобрел намеренную неясность, но здесь я хочу
рассказать правду: между нами никогда не было ничего сентиментального
и любовного: мы были просто друзьями. Знойным летом 76-го, я был
любовником одной из ее подружек с первого курса по имени Мари (как я
об этом рассказываю в «Страсть Франческа»), а Натали, она… Если вы хотите
это узнать, читайте «Личный Дневник».
Я не стал вдохновением ни для одного мужских персонажей этого нового
романа, но, и именно к этому я вёл: написав «Личный Дневник», Натали
ответила на напрасное ожидание, о котором я упоминаю выше, т.к. это та
книга, которую могла бы и должна была бы написать одна из моих забывчивых
возлюбленных; он затягивает в себя и определённым образом заменяет все
эти прожитые, но не написанные моими обожаемыми отступницами, романы.
Возможно я никогда не читал из-под пера женщины такого правдивого описания
женской любви; и как романист я очень горд, т.к. мои собственные
размышления на тему как любят молодые девушки и женщины, что они понимают
под любовью, что они вкладывают в это слово (что имеет мало общего с тем,
что мы, мужчины, вкладываем в него), на тему их радикальной непригодности
и неспособности к тому, что называется «лови момент», а также их
беспокойства и постоянной неудовлетворённости, подкреплены и подтверждены
анализами чувства любви, приведённые Натали Реймс в этом романе,
написанном от первого лица единственного числа (то, что итальянцы называют
«рассказывающее я»).
Читая этот короткий и страстный рассказ (в котором Натали, дабы
оправдать необходимое бесстыдство писателя, говорит со здравым смыслом,
что искусство писать - это искусство «взламывать и отпирать замки ручкой
(как отмычкой)»), я ни на мгновение не прекращал, почти на каждой странице,
подставлять имена из моих личных авантюр, узнавать в лице героини своих
исчезнувших (или нынешних) возлюбленных, слышать их голоса в её голосе, и
я думаю, что очень многие мужчины будут иметь то же впечатление, прочитав
«Личный Дневник». Говоря о себе, раскрывая самое личное о себе, Натали
Реймс касается всеобъемлющего. Будь эта книга автобиографичная или
фиктивная, не имеет значения. Что важно, так это то, что героиня
существует, то, что мы в это верим, то, что мы видим, как она живет, что
читательница и читатель узнают себя в этой женщине, сгорающей от безумной
любви, и в этом неверном мужчине лёгкого поведения, эгоисте,
разочаровывающем, подлом, лгуне, который постоянно исчезает и уделяет лишь
самую ничтожную часть своего времени той, которая бы хотела занимать всё
его время.
Молодая женщина, страница 31, озабоченная присутствием других женщин,
соперниц, спрашивает себя сколько строк будут ей посвящены в неизданном
дневнике ее возлюбленного; та, которая на странице 33 пишет своему
возлюбленному: "Я хотела бы, чтобы в твоем дневнике была только я" и
помышляет о том, чтобы разорвать отношения, потому как не выносит того
факта, что она не существует в жизни этого непостоянного мужчины, «что она
как еще один эпизод жизни, как еще одна женщина среди других таких же»; та,
которая на странице 47 восклицает: «Как у тебя так получается, что ты меня
всегда бросаешь после каждой встречи после долгой разлуки?»; та, которая
полагает, что сколько бы времени не уделял ей ее возлюбленный, всё равно
этого всегда недостаточно, и та, которая вздыхает на странице 65: «Ты даешь
очень мало, наблюдая за минутами, никогда не забывая о своем следующем
побеге»; та, которая на странице 103 с этим отречением от реальности,
которое характеризует её пол, издает устрашающий возглас (я имею ввиду
этот возглас, которого мужчины, которые ненавидят истерики, боятся как
чумы): «Чем больше ты меня отталкиваешь, тем больше я тебя буду
преследовать»; та, которая никогда не чувствует себя удовлетворённой в
настоящий момент, которая всегда стремится к будущему, которая отказывается
допустить, что этого замечательного (и туманного) будущего не существует,
которое не имеет значения, которая пишет в своем собственном личном
дневнике: «Ждать еще и всегда»; та, которой что бы ни подарил её
возлюбленный, всё равно будет недостаточно, та, которая, испытывая горечь,
цитирует на странице 143 эти слова, которые пронзает разочарование,
агрессивность всё менее и менее контролируемые, предвестие конца любви и
решения о расставании: «Он вернулся из путешествия, но он снова уедет. Я
его снова увижу, а потом он уйдет. У нас будет час или два, это и то.
Несколько дней, украденные из его жизни. Бокал. Сигарета.»; та, которая
на странице 155 выбрасывает в урну фотографии и письма мужчины, которого
совсем недавно она любила до безумия … Всевышний, я их знал, я знал только
их, я мог бы сказать вам их имена, цвет их глаз, запах их кожи, я знал их
так хорошо, что у меня появилось чувство, будто я стал одним из персонажей
Натали Реймс, вымысел перемешивается с жизнью.
Да, наверное никогда (кроме, пожалуй, писем моей молодой любовницы
Анны Л.Б., о которых рассказано в «Барышнях из Таранна», которая будет
дальше представлена в последующих томах моего личного дневника, и которая
одна из всех моих возлюбленных напишет мне самые жестокие вещи о моих
недостатках и слабостях) эти типично женские претензии, этот неизлечимый
боваризм (романтическая неудовлетворённость) не были так четко
сформулированы пером женщины. Мы касаемся пальцем (или скорее, т.к. речь
идет о книге, глазом) пропасти, которая существует между мужчиной, который
может подарить лишь моменты счастья, который от страха быть пойманным в
ловушку всегда стремится сбежать, и женщиной, которая мечтает о тотальном
слиянии; фундаментального недоразумения, которое существует между этими
двумя полами, которые ждут разного от существования, которые говорят на
разных языках, во рту которых слова имеют разный смысл, которые живут на
разных планетах и которых только эротическая страсть и колдовство чувств
могут мимолётно объединить.
Страница, где Натали описывает уничтожение своей героиней всех
воспоминаний о своем возлюбленном, наводит на меня ужас. Для меня, это
абсолютная чудовищность, триумф варварства, т.к. варварство - это именно
это: отречение от памяти, уничтожение прошлого, намеренная лоботомия. Это
«Из прошлого сделаем чистую доску» из Интернационала, это «Ночь и туман»
у нацистов (я вас обращаю к окончательным страницам Владимира Янкелевича).
Для Натали, возможно, это естественное действие, здоровое; может быть её
вдохновило злодеяние, которое она всё-таки совершила, как совершили его
столько моих бывших возлюбленных, которые, от Адды до Мари-Анес, сразу же
после нашего расставания, сожгли мои письма, стерли все видимые следы
моего присутствия в их жизни.
Да, ни Франческа, ни Мари-Элизабет, ни Ванесса, ни Паскаль, ни Анна,
ни Элизабет, ни Элеонор, ни Элен, ни Ауатиф, ни Софии, ни Мо, ни Вероник
(цитирую лишь несколько имен молодых особ, которые, как мне казалось,
обладали литературным складом и предрасположенностью к писательскому
искусству), которые меня так любили, и которых я так любил, не напишут
роман о нашей любви; но Натали Реймс, она написала свой роман, и мне этого
достаточно, т.к. в нем она представляет, резюмирует и воплощает их всех.

Текст - Gabriel Matzneff;
опубликовано в блоге издательства Лео Шера.

Перевод – Mylenomorphosee

Натали Реймс в полном освещении


Выход “Тени других”; об её отце, академике Морисе Реймсе;
об её сестре, фотографе Беттине Реймс и её компаньоне, кинорежиссёре
Клоде Бери - писательница и кинопродюсер собирает такой же успех
на большом экране, как и в книжных магазинах.
__________________________________________________________________________

Она, с Клодом Берри, позади миллионов продаж “Вместе это всё”, “Добро
пожаловать в страну Штис”, и “Зерно и мул”. Под крышей в своей квартире,
наполненной сокровищами, в двух шагах от площади Мадлен, она также написала
десять романов. Вдали от её литературного мира часто готического и
мрачного, она прельщает своим обольстительным голосом, своим открытым
юмором и ясностью ума.

- Как родились два ваших призвания?

- В одно и то же время. Когда я встретила Клода в 1999 году, я заканчивала
свой первый роман, на написание которого меня вдохновила жизнь одного
обожаемого мной актёра: Шарль Дэнэ. Раньше я никогда не писала. В моих
шкафах не было ни малейшего намека на роман, а в голове ни малейшей идеи
о написании романа. Это действительно началось из-за моей любви к этому
человеку. Серж Руссо, его агент, предложил мне встретиться с людьми из
кинематографа, с которыми он был знаком: Клод Шаброль, Клод Лелюш, Жак
Вильрэ и Клод Берри. Т.к. именно последний выбрал Дэнэ на роль его
собственного отца в его автобиографических фильмах, я захотела начать
с него.

- Вы можете нам рассказать об этой встрече?

- Накануне нашей встречи я узнала, что Жюльен, сын Клода совершил попытку
самоубийства, выбросившись с 5-го этажа отеля “Рафаэль”. Ужасно. Я ожидала,
что встреча будет отменена, но никто мне так и не позвонил, и я решила,
что меня дезинформировали. И я пошла к нему в офис на авеню Линкольн.
Когда он меня принял, я увидела его искажённое лицо. Лицо у него было уже
невесёлое, но в этот момент... На самом деле он про меня забыл. Я извинилась,
мне было так плохо. И я не знаю почему, но я ему говорю: “Если я вам буду
нужна - позвоните мне”. Это было прямо как в его фильме “Один остается,
другой уходит”, который в точности воспроизводит нашу историю. После обеда
он выискал в записной книжке своего секретаря мой номер и позвонил мне.
Он мне сказал: “Это Клод Берри. Вы мне нужны”. Спустя пол часа мы
встретились в Бристоле. Я пришла и он меня обнял (поцеловал). Затем прошло
время. У него была своя жизнь, у меня своя.

- Как вы начали работать вместе?

- Жюльен после этого несчастного случая прожил два года, будучи больным
тетраплегией (паралич четырёх конечностей). Я навещала его каждый день.
Он стал мне как брат. У нас было всего 10 лет разницы. Съёмки
“Беспорядочного бегства” начались спустя 15 дней после его падения, и я
очень давила на Клода сделать это. И таким образом мы совершенно
естественно начали работать вместе. Он меня обучил мастерству
кинопроизводства, невероятная удача. Позже, Жюльен умер, грусть Клода, его
демоны, я поддерживала его везде, где это было необходимо. Два года назад
у него был криз сосудов. Он приходил каждый день на съёмочную площадку.
“Вместе – это всё”, но у него были настоящие проблемы с речью. Я была
посредником пока он восстанавливался между низами и верхами. К счастью
я знала уже это ремесло и Франсуа Дюпейрон был рядом! Мы продолжили работу
над первым фильмом Дани Буна “Дом счастья”, потом “Зерно и мул” и “страна
Штис”.

- Как вы выбираете ваши проекты?

- Инстинкт – это Клод. Я никогда не встречала людей с таким инстинктом
как у него, практически как у хищника. Он чувствует: людей, вещи, сценарии.
Это необыкновенный детектор человеческих существ. Также он окружен
великолепной командой из Пате и Жеромом Седу. Со мной он говорит обо всём.
У него были проекты, которые он хотел реализовать, а не я, как в
противоположность. Пара всегда немного загадочна. Именно он главный. Но я
рядом.

- Ожидали ли вы такое массовое увлечение фильмом “страна Штис”?

- Мы надеялись на очень крупный успех, около 4 миллионов зрителей, но
конечно не до такой степени. Никто на такое не рассчитывал. Это алхимия
очень летучее вещество. Как и большой успех издательства. Кто мог бы
предсказать Анне Гавальда 1 миллион проданных экземпляров её книги
“Вместе – это всё”?

- Что вас тронуло в “Добро пожаловать в страну Штис”?

- Прежде всего личность Данни. Мы его встретил впервые в Олимпии, где он
играл в “Строительная жизнь”. Он пришел поговорить с Клодом о своём проекте,
о том, чтобы сделать из него полнометражный фильм. Есть три качества,
которые я отмечала у всех творцов. Сначала настоящая доброжелательность,
также они хранят часть своего детства, которое они преодолевают в своей
работе, наконец у них нет сознания их успеха. У Клода есть эта покорность,
у Милен (Фармер) тоже. Они крайне внимательны к другим, они сомневаются,
ищут, и они сохранили нетронутой, чистой, их способность восхищаться.
Данни относится к этой категории людей. Это волшебник.

- А “Зерно и мул”?

- Мы влюбились с первого взгляда в “Уклонение”. На следующий день Клод
позвонил Абделатифу Кешишу. Он прочитал его сценарий, и всё началось.
Авантюра была долгой и сложной. Клод был не совсем в форме во время съёмок,
но это правда, что он очень сильная личность.

- Были ли моменты, когда вам всё надоедало?

- Нет, никогда. Бывали моменты, когда я уставала, как и все. Но меньше,
чем те, которые обязаны выполнять работу, которую они не любят! Иногда у
меня проявлялся синдром Атланта: боль в голове и плечах.

- Несмотря на все эти фильмы, вы всё же продолжаете много писать...

- Написание книг – это моё спасение. С Клодом я пережила необыкновенные
вещи, но вместе с тем очень трудные... После окончания первой книги другие
последовали за ней естественным образом. Я часто думаю о том, чтобы сделать
паузу, но каждый раз внезапно возникает очередная идея (мысль), возрождается
желание, и я снова начинаю. Клод мне иногда говорит: “Я бы предпочёл, чтобы
твои книги были менее успешными, тогда бы ты была чаще здесь со мной”, но
в глубине именно эта независимость, это желание писать во мне позволили
мне служить опорой.

- Сыграет ли Милен Фармер в экранизации вашего романа “Тень других”?

- Да, действительно. На данный момент она выпускает свой альбом и
готовится к концертам, но съёмки намечены на 2009 год. Клод, увидев её
на сцене два года назад, был восхищён и его интуиция подсказала ему, что
она будет так же великолепна в кино. Он мне сказал: “Ты должна написать
для неё историю”. Я тогда была в самом начале проекта “Тень других”, и
Милен была постоянно рядом, пока я работала над проектом.

- Сначала вы хотели быть актрисой. Что вам дал театр?

- Страстное отношение к языку. Изучение этих текстов изменило меня. Но
мысль о том, чтобы выставлять себя напоказ, не в моей натуре. Вообще-то
я не люблю выходить в свет, вопреки тому, что думают люди. Помимо закрытого
просмотра “страны Штис”, я ещё побывала лишь на закрытом просмотре
“Астерикса”, потому что режиссером данного фильма был Томас, сын Клода.

- Что вы думали о постоянных сравнениях отца и сына?

- Для своего первого полнометражного фильма Томас сделал блестящий старт
и заработал 7 миллионов со сборов. Это не неудача. Т.к. сюжет фильма
вращается вокруг Цезаря и Брутуса, мы увидели в нем символическую классику,
убийство отца. Всё, что я пока могу сказать, это то, что Клод жив.

- Вы сохранили очень крепкие связи с мужчинами, которых любили, почему?

- Я не могу представить себе, что мы кого-то любили когда-то, а теперь
теряем. Другие люди нам не принадлежат, и я никогда не прерывала любовную
связь. В моей жизни очень мало людей, но те, кто меня окружают, полностью
наполняют мою жизнь настолько, что я каждый день разделяю их жизнь. У меня
нет “приятелей”, я выхожу в свет очень редко. Я окружена своего рода
вновь соединённой семьей, и членов этой семьи можно пересчитать по пальцам:
Лео (Шер), к которому я невероятно привязана; Фредерик Боттон, я встретила
его в 18 лет, это музыкант, которого я обожаю; Клод (Берри) конечно и
Сесиль (Давид-Вэйль); моя подруга, самая близкая - Милен (Фармер). Я не
могу менять симпатии и иметь поверхностные отношения.

- Что вас прельщает в мужчинах?

- Любезность, даже больше, чем ум.

- Какое ваше первое качество?

- Стойкость. Я никогда не впадаю в приступы гнева.

- Имея отца-академика, некие запреты, табу давили на ваше творчество?

- Не особенно. Мой отец не обращал на это слишком много внимания. По
поводу моей первой книги он мне сказал: “Это хорошо. Очень странно”.
Вторая показалась ему еще более странной. Третья была посвящена ему:
“Цветы тишины”... Он просто сказал, что это “хорошо”. Мой отец не был
экспансивным человеком.

- Что он вам дал?

- Много всего! Он был чрезвычайно любезным человеком, а также очень
особенным. К нему нужно было подбирать код, как и к Клоду. Существа,
которые кажутся иногда такими труднодоступными, сложными, скрывают в себе
настоящие сокровища. Я поняла множество вещей, слушая его, наблюдая за ним.
Он так любил жизнь, женщин, искусство, красоту... Его отношение к женщинам
наложило на меня отпечаток. Мой отец был глубоко неверным. Это меня
забавляло, но вместе с тем и беспокоило. Я себе говорила, “И это так
выглядит любовь!”. Позже жизнь сделала меня более понятливой. Мы оба
прожили несколько лет в одиночестве. Моя сестра Беттина покинула дом,
со дня на день ушла и мама, потому что она безумно влюбилась в одного
мужчину. Я видела как этот тип что-то выискивал, но есть столько людей,
которые рыскали вокруг этой пары! Мои родители не были даже воплощением
стабильности. Папа и я, мы как-будто вновь найденные, оба. Это странно
потому, как мы не знали друг друга. Он был гораздо лучшим отцом для нас
взрослых, чем для нас детей. Он совсем не разбирался в детях. Более того,
я провела 4 года моей подростковой жизни в постели из-за очень неприятной
болезни... Но всё уладилось. Он молился 700 раз в день над моей головой,
а я его просила остановиться. Я уверена, что обязана ему своими мигренями!
Он говорил, что обожал нашу связь, потому что “мы плевали на полное
спокойствие”. Он мне полностью доверял и был прав. Я никогда не принимала
наркотики и не бегала по ночным клубам. Я была очень мудрой.

- Вы только что закончили новый роман, который выйдет в августе...

- Меня вдохновили волшебные сказки. За семь дней моя героиня открывает
семь историй. Первая глава о пробуждении со Спящей Красавицей, последняя о
смерти с маленькой продавщицей спичек (пирожных). Это одновременно очень
романтично и лично. А очаровательный принц получит слегка по заслугам.

- Вы сказали, что не будете писать о Ротшильдах, почему?

- У меня нет желания писать о своей родной семье. Они необыкновенные, но
у меня есть настоящая самобытность. Я предпочитаю, чтобы другие, как Пьер
Ассулин в “Портрете”, делали это для меня. У меня достаточно дел с моей
собственной историей.

- После ухода вашей матери, вы с ней виделись?

- Конечно. К тому же я рассказываю о ней в этом последнем романе и другом
человеке, который ценил нас. Были трудные времена, но мы остались очень
близки.

- Похожи ли вы на свою мать?

- Я этого опасаюсь. У неё были огромные качества, но также маленькие
недостатки, которые я унаследовала, я думаю. Она думала, что всё можно
объяснить и простить. Она себе слишком много иногда позволяла.


Вопросы задавала - Adelaide de Chermont-Tonnerre

Перевод – Mylenomorphosee

forums-natali_4-hIDY.jpg
Милен Фармер со всех сторон

Натали Реймс, которая выбрала её (Милен) на роль главной героини для
экранизации своего романа «Тень других», адресует ей письмо роковой
ПОКЛОННИЦЫ.
__________________________________________________________________________


«Молчаливая, СКРЫТНАЯ и загадочная, такова твоя истинная СУЩНОСТЬ...
Однако, по сути ты ничего не скрываешь, всё написано в твоих ТЕКСТАХ»


Как рассказать о тебе? Как сказать о том, кто ты есть, при этом ничего
не говоря? Описать твоё существо. Написать о твоём существовании.
Рассказать. Пройти сквозь слова. Вращаться вокруг твоей души подобно тому,
как открывают небо, как исследуют неизвестную галактику. Создать твой
портрет, тебя, которую я знаю, тебя, которую я так люблю. Это невозможно
реализовать, так как именно молчание создает ту нить, которая нас
связывает.

Если придумать название к данному вступлению, то оно было бы таким:
«Одна для другой». Я чувствую себя хранительницей твоей любви, твоего
доверия, и я заботливо отношусь к этой привилегии.

Молчаливая и скрытная – разве не так описывают тебя все книги, посвящённые
тебе? А также, загадочная, так как это твоя истинная сущность. Те, кого ты
любишь, как будто становятся неприкосновенными ларцами, где хранятся
частички тебя, подобно сокровищам.

Однако нет ничего недосказанного, скрытого, всё написано в твоих текстах,
в строфах, которые мы слышим посредством твоего голоса, кроме, разве что,
только того, чего ты и сама уже не помнишь.

Я смотрю на тебя сквозь волшебное зеркало, в котором каждому приятно себя
узнать, и я пересекаю эту призму, чтобы присоединиться к твоему отражению.
Я приближаюсь, кладу руки на стекло, и стекло начинает дрожать как
прозрачная вода. Я слегка касаюсь поверхности кончиками пальцев, и ты
появилась в прозрачности зеркала. Снаружи солнце растекается по пейзажу,
но жалюзи всё еще закрыты. Все слова беспорядочно разбросаны по комнате.
Ты мне улыбаешься, собираешь их по одному и кладешь их в большую сумку.
Ты мне делаешь знак следовать за тобой. Ты идёшь вперёд, по полу за тобой
твоя тень направляет мои шаги, свет мелькает за ставнями и остаётся
невидимым нашим глазам.

Позволь мне следовать за тобой в тени твоей души, и так как надо выбирать,
позволь мне стать другой, в продолжение того «Я», которое всё время
спрашивает, зачем оно существует.

«Больше не взрослеть», говоришь ты, но как продолжать? Рассказать о тебе,
углубляясь в твои фразы. Показать. Появиться. Отойти в сторону. Молчать.
Умереть, потом снова родиться. Найти силу. Твои образы мелькают как
вспышки света. Ты, такая близкая, никто не может себе даже представить
до какой степени ты простой человек в реальной жизни, в той, которую мы
разделяем с тобой, вдали от фантазмов и страстей.

Человечная, такая близкая к тем, кого ты любишь, такая внимательная
ко всему и ко всем. Ты задаёшь вопросы, слушаешь ответы с точностью,
заботишься о благе твоих друзей, ты преданна своей семье, составляешь одно
целое с тем, кого ты любишь. Всё это так далеко от того, что говорится
о тебе там и здесь, в этих склепах из бумаг.

Знать об этом больше, это впечатление, которое хотят создать те, кто пишут
о тебе, совсем не зная тебя, и делают вид, что считают, что твоё отсутствие
в этом странном сообществе, где все занимаются саморекламой и выставляют
себя напоказ - это ничто иное как циничный и продуманный ход с твоей
стороны. Но это совсем не так. Никакого механизма, никакой стратегии нет в
твоих решениях. А только лишь желание появляться только тогда, когда это
связано с твоей работой. Остальное, жизнь, повседневность, не таят в себе
ни тайника, ни склепа, в которых хранились бы скрываемые грани. Тебя нужно
изучать, чтобы понять, что тайны, которые ты преследуешь, являются
абсолютными ценностями для тебя.

Я думаю о нашей встрече, где-то на Корсике, после того, как мы пересекались
много раз, но не так и не решились подойти друг к другу, смотрели друг
на друга издалека, как если бы каждая из нас думала, что еще не настал тот
самый момент, и что нужно его подождать.


ЛОРАН И ТЫ

С тех пор, ты восхищаешь меня этой постоянной смесью силы, хрупкости,
уверенности и сомнения. Иногда я спрашиваю себя, осознаешь ли ты, кто ты
есть на самом деле, осознаешь ли ты образ, который ты создаешь, и который
приближается, как китайский силуэт, к пристанищу твоего дома со светлыми
стенами, к твоему Ноеву Ковчегу, ибо ты смогла бы собрать там всех животных
земли.

Поднять якорь и плыть далеко, очень далеко. «Куда мы идём?» спрашиваешь ты
меня в порыве смеха. Куда ты хочешь. Ты это знаешь. Но ещё пока не время.

В альбоме «Point de suture» («Место шва»), ты соткала нить, соединяющую
тебя с Лораном Бутона. Как писать о тебе, не упомянув Лорана? Здесь также
столько извержений по приблизительным оценкам. Вы две стороны одного мира,
который принадлежит только вам. Вы закрыли границу, чтобы охранять свои
территории, которые соединяются во вселенной, где никто не господствует.
Я думаю, что это как раз и называется союзом.

Это светлый альбом, тень пустилась наутёк, оставляя за собой песни, которые
рассыпаются в прошлых неприятностях. Сущность изменчива, говоришь ты, но
опустился туман, мы перешли на летнее время. Ветра продолжат тебя
беспокоить, но мы отодвинем зиму. Измениться, чтобы стать другой, при этом
полностью оставаясь той же самой. И отдаться себе самой.

Ты появилась вновь внутри этих заживших ран в объективе камеры Бруно
Авейана, который тщательно отбирает каждую вспышку. Ты внезапно появляешься,
подобно сверхъестественной фее, выплескивая звёздные потоки вселенской
любви. Ты пробуждаешь мир, ночи становятся горячими.

Они тысячами будут ждать тебя, когда дни станут длиннее. Ты к этому
готовишься, ты тренируешься каждый день, размышляешь, разрабатываешь,
рисуешь, сотрудничаешь со всеми, кто тебя сопровождает в этой новой главе
твоей жизни. Перед Стад-де-Франс, 11 и 12 сентября 2009 года, будет
турне – беспокойство, колотящееся сердце, сжимающиеся виски. Но, я уверена,
всё будет так, как ты задумала.

Я смотрю на тебя, говоря эти слова, пока на большой белой кровати ты
взываешь «Набери мой номер». Сколько раз, каждый день, мы звоним друг
другу? Времена года проходят, а ты ждёшь знака, который возможно никогда и
не появится. Бенуа ди Сабатино сумел показать в своих кадрах маленькую
девочку, которая остается «Без подделки», такой, какая ты есть,
одновременно нежная и своевольная.


«Часть АНГЕЛА в тебе... Твои взрывы СМЕХА, твои моменты грусти,
ибо твоя хрупкость по отношению к миру как-будто сделана из КРИСТАЛЛА»


ДЕВА ИЛИ ДЕМОН

Я рисую ручкой твоё лицо. Я знаю каждую его деталь, каждый изгиб. Ты
меняешься, проходя сквозь времена года, переступая через них «без логики»,
до такой степени, что пишешь «я расстаюсь», но это даже еще больше
преображает тебя. Пройти путь от женщины до двуполого существа, от девы до
образа дьявола, для тебя это всего лишь детская игра. Однако двойственность
владеет тобой и изучает тебя. Часть ангела в тебе, лицо, обращённое к тьме,
твои взрывы смеха, твои моменты грусти, ибо твоя хрупкость по отношению к
миру как-будто сделана из кристалла, который может разбиться от малейшего
диссонанса.

«Ангел, поговори со мной, скажи мне, ты здесь?». Именно ты это написала,
так вот слушай. Те, кто исчезли (умерли), наблюдают за нами, ты мне часто
говоришь: «А что, если бы нам предстояло увидеть призраков?», но где они
прячутся? Ты любишь играть с блуждающими огоньками, исследовать
бессознательное, прогуливаться в сверхъестественном, но в твоих стихах
всегда всплывает потусторонний мир, анаморфозы преображают образы, в твоих
текстах мечты становятся более доступными.

Ты приручаешь смерть магией слов, отвергая идею небытия. Ты любишь гулять
по кладбищам, потому что их спокойствие и красота памятников тебя
успокаивают. Ты думаешь, так часто, я это знаю, о тех, кого ты потеряла,
даже если ты об этом не говоришь. «Если бы я, по крайней мере, увидела твоё
лицо ещё раз, хотя бы мельком, вдалеке, мельчайшее облако». Кто знает,
возможно, благодаря тому, что ты об этом говоришь, об этом поёшь, где-то
кто-то услышит тебя когда-нибудь.

Твои глаза приобретают медный цвет, чтобы раствориться в отражении твоих
волос. Самолюбие электронных писем по e-mail хранит отпечатки каждого из
твоих пальцев подобно тому, как хранят обереги и талисманы.

Жизнь идёт, возраст, кажется, не замечает тебя. Твой портрет будет ли он
спрятан где-то, опечатан в небольшой комнате, ключи от которой будут
только у тебя? Заключишь ли ты договор с ангелом? И когда ты с ним
говоришь, отвечает ли он тебе? Без сомнения, это он сделал так, чтобы наши
пути пересеклись.


Текст - Nathalie Rheims
Перевод - Mylenomorphosee
 
Очень спасибо сказали (6): Mylene20, Аннэ, kentavr66, MIS, Laurent1, SeXtoNik
 
 

Mylene20
Mylene20
Je T'aime'щики
подробнее
124 22 мар 2011 в 22:50
Новый сингл Моби под названием "The day" увидит свет 9 мая. Это будет первый сингл из альбома "Destryed", который выйдет неделей позднее. Новую песню уже 2 апреля смогут закачать пользователи iTunes. Конечно же, без утечек не обошлось.

В ней несложно уловить знакомые нам нотки.
1305175396_moby-mob004_destroyed_cdcover_1200.jpeg
обложка будущего альбома

Немного об истории написания песни от самого Моби:
"The day" был написан в гостиничном номере в Испании на рассвете, когда мне не спалось. Это был красивый номер, шесть или семь часов утра. Я наиграл песню на акустической гитаре и записал ее на телефон. Потом привез трек домой и повторно сделал запись на старой сломанной электронике в своей студии"

Источник - mylene.net
Оф.сайт Моби
 
Очень спасибо сказали (1): Аннэ
 
 

Mylene20
Mylene20
Je T'aime'щики
подробнее
125 22 мар 2011 в 23:19
Цитата Mylene20:
Новый сингл Моби под названием "The day"

Я не понимаю - зачем выпускать сингл с этой песней??? *Не катит*Музыка написана для Милен всё-таки....*Злой**Злой*ice
 
 
 

Mylenovez
Mylenovez
Администраторы
подробнее
126 27 мар 2011 в 19:24
Теперь мы узнаем, что как и Моби, у группы «Archive» есть так же в наличии песня «Come on get high», которая по мотиву очень напоминает песню Милен «Diabolique mon ange», но в отличие от Моби, песня была уже выпущена намного раньше, чем появилась «Diabolique mon ange».

Пишу именно в этой теме, т.к. с этой песней идёт ролик, немного погружающий в ту атмосферу, которой наполнена группа «Archive», так сказать для знакомства с их стилем (ну и + сама песня «Come on get high»)



 
Очень спасибо сказали (1): Mylene20
 
 

Mylene20
Mylene20
Je T'aime'щики
подробнее
127 27 мар 2011 в 19:31
Цитата Mylenovez:
Теперь мы узнаем, что как и Моби, у группы «Archive» есть так же в наличии песня «Come on get high», которая по мотиву очень напоминает песню Милен «Diabolique mon ange», но в отличие от Моби, песня была уже выпущена намного раньше, чем появилась «Diabolique mon ange».

Жесть!!!!! Зачем они так поступают???? *Жаль**Жаль**Жаль*
Музыка несомненно потрясающая, но зачем уже "отработанный" материал предоставлять (а я так думаю что за деньги) Милен???? *Злой*ice*Злой*ice*Злой*ice
 
 
 

Mylene20
Mylene20
Je T'aime'щики
подробнее
128 27 мар 2011 в 21:45
Цитата Mylenovez:
«Come on get high»)

добавлю, что песня находится на альбоме Controlling Crowds (The Complete Edition Parts I-IV) 2009 года.
 
 
 

Mag
Mag
Забанен
подробнее
129 27 мар 2011 в 21:50
Цитата Mylene20:
2009 года.
Да, Наташ, я и не знал, Женя сказал. Даже и не знаю что сказать. Как то не совсем хорошо со стороны Архива, да и Моби. По любому, исполнение этих песен звучит проницательнее Милен, даже не хочется слушать авторов песен, они, по моему "пиарятся" за счёт имени Милен. В принципе, песни неплохие, но зачем постфактум обнародывать. Хотя это ... Ладно, молчу, а то договорюсь скоро...
 
 
 

Ilya 32
Ilya 32
Форумчанин
подробнее
130 28 мар 2011 в 9:28
У меня есть свои соображения на счёт всего этого... Мы привыкли, что музыкальная составляющая песен Милен ассоциируется только с этими песнями. Но творчество Милен - не правило, а исключение, потому считаю неправильным распространять свою оценку и почитание Милен на других, работавших с ней...Выяснилось, что мелодии, использованные для её песен уже существовали раньше... Я не в восторге от этого, но не скажу, что удивлён. Это в порядке вещей. И здесь мы имеем дело не с плагиатом - всё - таки авторы музыки сами используют мелодию вторично (а может и не один раз), и на это у них есть полное право. Это конечно не правильно (по моему мнению), но не воровство. Гораздо хуже настоящий плагиат - все эти каверы и перепевки песен Милен, подчас ужасно уродующие оригинальную песню... Здесь же мы имеем дело с известным принципом - Just a business - ничего личного. Какие бы не были отношения у Милен с Архивом и Моби, главное - доходы, по крайней мере для большинства... Мне лично, до "остальных" не было ни какого дела и до выяснения этих фактов - я отметил для себя, кто автор музыки, и всё - мне абсолютно безразлично их творчество. Поэтому то , я вполне понимаю их желание хоть немного раскрутить свои другие творения за счёт известности Милен - с их точки зрения, упустить такой шанс - непоправимая ошибка, вот и "стараются"....И не важно - Моби, Архив, или ещё кто - такое поведение даже закономерно....
Милен - единственная и неповторимая, а остальные.....они именно "остальные"...

Разочарованный, я восхищаюсь и преклоняюсь перед ангелом с рыжими волосами...


 
Очень спасибо сказали (5): Mylenovez, Аннэ, Laurent1, Parle-moi, MyleneMadam
 
 

Быстрый переход
 
Ответить в теме: Остальные, кто работал с Милен
У вас недостаточно прав на создание сообщения, авторизуйтесь

Back to Top